gorod_mytischi (gorod_mytischi) wrote,
gorod_mytischi
gorod_mytischi

Categories:

Похороны Брежнева и Я

Начало 80-х называют «эпохой пышных похорон». Тогда один за другим умирали лидеры СССР – Брежнев, Андропов, Черненко.
Больше всего запомнились похороны Брежнева. Почти 40 лет прошло, а помнится даже в деталях. И не столько сами похороны, как три дня траура.

В ноябре 1982 года я полтора года уже как служил в армии. Наше отделение работало на гражданском заводе ЖБИ в Перерве. Вот такая служба была опасная.
10 ноября мы работали в первую смену. Пасмурный день, прохладный, чуть меньше нуля. На обочинах полигона лежал редкий снежок. Но не белел, потому что на том заводе белого цвета не было в принципе – всё с налетом цемента и песка.
Обычная смена. За год работы на заводе уже освоили все операции, были запрограммированы – что сначала делать, что потом. Так что все как обычно – мешай бетон да заливай! Руки работали, а голова уже на вечер была настроена. Как раз этим вечером по телевизору должны были показывать хоккей – «Спартак» с кем-то играл. И я уже настроился, что приедем вечером в часть, поужинаем и я устроюсь у телевизора, буду смотреть хоккей. И наши победят, потому что «Спартак» сильнее соперника!
Планы на вечер стали рушиться после обеда, когда стала подтягиваться вторая смена. Появился их крановщик. Я, по традиции, стрельнул у него сигарету. А он оглушает вопросом:
- Чего это вы в такой день работаете?
- А что за день?
- Так Брежнев же умер!
Мы не поверили. Конечно, все видели по телевизору, что Брежнев совсем плох. Но ведь советская медицина тогда творила чудеса! Да и три дня назад Брежнев стоял весь парад на Красной площади. Живее всех живых! Это ведь сколько сил нужно, чтоб простоять два часа на одном месте!
Крикнули своему крановщику. У всех крановщиков были радиоприемники, чтоб не заснуть на работе, чтоб веселее было на нас смотреть сверху.
- Ты слышал чего? Передавали сообщение?
- Ничего не слышал.
А второй крановщик продолжает свою линию гнуть:
- «Голоса» передавали. Только об этом и передают сегодня!
- Клевещут…
Ладно, пусть человек заблуждается. Каждый человек заблуждается в меру своих возможностей. Отработали, переоделись, в часть поехали. После ужина я скорее к телевизору. А там симфонию какую-то передают, без начала и конца. Точно помню, что не «Лебединое озеро». Но все равно не хоккей…
Лишь в программе «Время» сказали. Все начали гадать: кто теперь будет и что теперь будет? Сразу подумалось, что будут изменения, что жизнь оживет, не будет такой скучной. Что придет новый царь и сразу товары в магазинах появятся, что телевидение станет веселее, что заживем богаче. Одним только узбекам это было пофигу: что при одном царе, что при другом – одинаково баранов в горах пасти.
Вообще к правлению Брежнева можно относиться двояко, как и к самой личности. Ведь до 1972 году это молодой, красивый, жизнелюбивый человек, но сентиментальный человек. Женщинам он очень нравился. И жизнь при начале его правления заметно изменилась… Я ведь родился при Хрущеве, помню детские впечатления середины 60-х – все серо! Одежда, быт, магазин игрушек и тот яркостью не отличался. И это в городе, не говоря про деревню. Каждое лето меня привозили в деревню к бабушке (причем, это была не самая бедная деревня!). Про дороги не говорю, быт – самый примитивный. Многие пожилые женщины ходили в мужских пиджаках и сапогах – то, что от мужа осталось. Из транспорта – у одного хорошего знакомого «инвалидка» (он был безногим, но с красавицей женой!), у дядьки – служебная лошадь с телегой, которая «на автомате» всегда шла по одному маршруту – станция, почта, магазин, дом. У остальных из транспорта был в лучшем случае велосипед. И как же все изменилось уже в начале 70-х при Брежневе и Косыгине! Про город говорить нечего, это понятно! Но и в деревне девушки стали модно одеваться, почти у всех ребят – мотоциклы. Вместо мазанок все больше стало появляться кирпичные дома… Если бы Брежнев ушел от власти, как он этого и хотел, в 1976 году, о нем бы вспоминали только добром и не было бы всех этих глупых анекдотов.
Кстати, об анекдотах. Вы заметили, что анекдоты слагают только про ярких персонажей. Каждый знает много анекдотов про Чапаева и Петьку. Из яркого фильма. В середине 60-х блистала троица Моргунов, Никулин, Вицин – и про них анекдотов полно. Потом появились Штирлиц с Мюллером. К сожалению, в конце 70-х героем анекдотов стал Брежнев. При этом про иудушку Горбачева анекдотов почти нет. И про Ельцина анекдотов нет, при всей анекдотичности этой фигуры!..
Ну, ладно. Вернемся к тем дням. А поутру они проснулись… Вернее, мы. И оказалось, что мы на полувоенном положении. Как это выглядело в условиях стройбата? Не было тревоги, подъема за 45 секунд, и оружия нам не выдали. Его вообще в казарме не было. В оружейной комнате хранились только противогазы и саперные лопатки. На эту комнату никто и внимания не обращал, даже если от случайного толчка в дверь срабатывала сигнализация. Ну, кому противогазы нужны? А лопатой мы и так каждый день махали – век бы ее не видать!
Началось с того, что с утра заявились с озабоченными лицами все офицеры и прапорщики. Обычно они собирались к разводу на работы. А тут почти что к подъему. Это уже малость напрягло. Дальше – больше: теперь нас на завод будет сопровождать прапорщик! И это было не очень хорошо. И не потому что мы боялись этого прапорщика…
Тут надо сделать маленькое отступление и рассказать об обычных буднях нашей суровой армейской жизни. Надо сказать, что в часть мы приезжали только, чтобы поесть и поспать. Больше нас в казарме почти не было, если только в конце недели, когда пересменка. А так, поспим, встали, поели, сразу на машину и поехали! Офицеры сначала удивлялись нашему трудовому рвению: «Зачем вы так рано едете?» Мы хором отвечали: «Ну как же? Надо переодеться, надо смену у гражданских принять, задание у мастера получить. То да сё…» На самом деле – надо было из части скорее сбежать. У столовой уже нас ждала машина из гражданского гаража. Шоферы тоже были гражданскими. С каждым мы договаривались – довозишь нас до станции, дальше мы едем на электричке, а ты по своим делам. После работы, в условленное время машина опять нас должна была ждать у станции, чтоб отвести в часть. Шоферам такой вариант нравился – это лучше, чем ехать куда-то, потом десять часов на заводе бестолку торчать. Нам тоже. Мы садились в теплую электричку, с комфортом доезжали до Перервы, а потом, как тараканы, разбегались в разные стороны – кто по женским общагам, кто по магазинам, кто по цехам и раздевалке – особенно, когда у гражданских зарплата. Люди ведь тогда сознательные были – все мужики, что там работали, служили в армии. Ну и как бедному солдатику в день зарплаты не налить сто грамм? С учетом того, что мы почти всех рабочих знали – сто грамм здесь, сто грамм там… К началу смены собирались из разных концов, быстренько переодевались – и пошли работать. А после работы все повторялось вновь – часа два еще болтались по заводу и окрестностям, прежде чем уехать. Тяжело конечно было такой график выдерживать, но мы стойко переносили все тяготы и лишения армейской жизни!..
Поэтому сопровождение прапорщика нас совсем не обрадовало. Пришлось забыть про электричку и дисциплинированно трястись в машине. А это полтора часа в один конец! Да еще в середине ноября! Хоть нам уже выдали валенки, ватные штаны и бушлаты – все равно не комфортно. Тем более, когда проезжали по МКАД Белую Дачу. Там, наверное, низина, скапливаются выхлопные газы, которые тут же заполняют машину. Дышать там было тяжко.
Но тот, кто служил в армии, тот знает: не так страшна война, как маневры! Вообщем-то наличие в наших рядах прапорщика по большому счету не отразилось, кроме как неудобств в дороге. А так, приезжали на завод, весело спрыгивали с машины и бежали в раздевалку. А прапорщик, как на каторгу, шел в кабинет мастера. Мы-то быстро переодевались в рабочую одежду (гражданку мы на всякий случай припрятали) и опять через все дыры в ближайший магазин или по цехам! Правда от дальних походов пришлось отказаться, чтоб быть поблизости. А прапорщик мужественно сидел восемь часов в кабинете мастера у телефона: «если завтра война, если завтра в поход…»
Правда, когда начиналась смена, прапорщик пару раз выходил из своей камеры заключения, прохаживался по полигонам где мы работали. Строить не строил, но визуально наверное пересчитывал. Хотя на такой случай была отмазка. Если кого-то поманили на сто грамм и он убегал в цех, остальные только руками разводили: пошел за арматурой! Арматуры мы тогда натаскали много!
Прапорщик не вмешивался в работу, никого не подгонял, не строил из себя отличника военного строительства. Спокойно себя вел. Да и чего нас было мотивировать? Мы знали свою работу, мы знали, что зарабатываем не меньше самого прапорщика. С той лишь разницей, что он получал зарплату на руки, а нам переводили на счет. Хотя и мы могли пользоваться иногда деньгами со счета. Деньги, относительная свобода – тот случай, когда в армии держаться за работу.
Так же и после работы прапорщик никуда нас не торопил: быстро переоделись и в машину! Нет, спокойно сидел в раздевалке. Мы уже и со второй сменой пообщались, помылись в душе, переоделись. Не спеша собрались. И только тогда поехали назад. Прапорщик же все это время терпеливо ждал все эти три дня. По виду – трезвый. Мы даже удивлялись: как это он так долго держится!..
Однако, все это – сопровождение прапорщика, тревожный бубнеж и старые героические фильмы на ТВ, проверки, гадание на кофейной гуще: что дальше будет? – делали свое дело. Напряжение присутствовало. С нами в гарнизоне были летуны и моряки (!). Военно-морской флот в лесах Подмосковья – это не шутка! Они сейчас там по-моему есть. Так вот, про моряков не знаю, а летуны потом рассказывали, что у них и митинге проводились в память о выдающимся деятеле современной эпохи. У нас этого не было, нам некогда этим было заниматься – работать надо! Хотя все равно, повторяю, напряжение от неизвестности было.
Но именно в те дни, мы поняли чудодейственную роль «боевых сто грамм». В какой-то из этих дней вернулись в хорошем подпитии. Тихо дождались отбоя. Улеглись в своем кубрике. И тут же стали рваться в бой! Один спросил:
- А что будет, если завтра война? Вот дадут нам автоматы и пошлют в атаку…
Тут же ответ:
- В первом же бою ротного пристрелим в спину.
И понеслось! Перечислили всех своих офицеров. Кроме ротного в бою и некоторым другим досталось бы в спину. Последним всплыла фамилия нашего старшины. Тут поднялся общий хохот:
- А он бы в атаку и не побежал, в тылу отсиделся…
Старшина у нас был крутой. Может, именно на нем рота и держалась. Его все боялись, но и уважали, и любили. Было за что и первое, и второе, и третье. Про него можно километрами рассказывать – неординарная личность…
Ближе к дню похорон стало ясно, что во главе страны встанет Андропов. Азербайджанцы закисли:
- Ой, ой, он же кэгэбист. Он же нашего Алиева сразу посадит. За ним столько грехов!
Как оказалось потом, Алиев при Андропове наоборот пошел на повышение…
И вот день похорон. Мы опять работаем в первую смену. Потому прямую трансляцию церемонии не видим. Но в полдень загудели сирены по всей Москве. Загудели и мы. У каждого крана была сирена, у нас каждая каретка, что бетон развозила, была со звонком. По ТБ звонить надо было всегда, когда каретка движется. Но мы берегли свои нервы и звонок никогда не включали. Однажды это привело к тяжелым последствиям…
А тогда, все в Москве гудели, звонили. Почти через месяц весь завод опять будет так же гудеть и звонить. Уже не по печальному поводу, а по радостному. И в честь меня! Но это уже другая история.
Вечером смотрим программу «Время», смотрим похороны в записи. И да, все ахнули, когда гроб опускали в могилу. Абсолютно всем показалось, что гроб с телом Брежнева уронили!.. В наше время немало есть опровержений этому, пишут, что все было нормально, просто звук салюта так неудачно наложился. Но тогда все говорили только о том, как гроб уронили…
В принципе, вот и все. На следующий день все успокоилось. Мы поехали одни, без прапорщика. А вскоре на заводе гражданские аванс получили. Тогда зарплату и аванс платили четко, без задержек. Так что жизнь наладилась!
Потом был мой дембель, потом похороны Андропова, потом Черненко. Удивительно, похороны Андропова я совсем не запомнил, а вот Черненко помню опять же в деталях, да еще с мистикой. Вот так - хотя эти деятели несопоставимы, но так получилось.


Subscribe

  • Если на полу темно - с потолка течет г...

    Жители ЖК «Ярославский» в Мытищах, пожаловались на настоящий потоп нечистот из канализационных стоков. На кадрах видео , выложенных в сеть, видно,…

  • Вот тебе и халява...

    В Мытищах фитнес-зал «кинул» около 6 тысяч клиентов. Заведение под названием FITZAL на Летной улице, 19 устроило акцию с распродажей абонементов по…

  • Ударим водородом по паровозу!

    Тот случай, когда в сознании перемешалось официальное и личное... Официальное сообщение: "На площадке Метровагонмаш (МВМ, входит в состав ТМХ)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

  • Если на полу темно - с потолка течет г...

    Жители ЖК «Ярославский» в Мытищах, пожаловались на настоящий потоп нечистот из канализационных стоков. На кадрах видео , выложенных в сеть, видно,…

  • Вот тебе и халява...

    В Мытищах фитнес-зал «кинул» около 6 тысяч клиентов. Заведение под названием FITZAL на Летной улице, 19 устроило акцию с распродажей абонементов по…

  • Ударим водородом по паровозу!

    Тот случай, когда в сознании перемешалось официальное и личное... Официальное сообщение: "На площадке Метровагонмаш (МВМ, входит в состав ТМХ)…